Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

Алкогольные напитки

ноябрь 2008 года

Портвейн "777", "Агдам", "Тайзелс" — такие названия какие-то 20 лет назад были близки каждому выпивающему сильно, умеренно, по праздникам и даже полному трезвеннику. Собственно, а как их не знать, если преимущественно эти емкости объемом 0,5 или 0,7 л ("бомба") неизменно представляли на наших полках интернациональную команду крепленых алкогольных напитков, изготовленных в разных советских республиках? Сухое вино иногда тоже завозили, в основном из стран соцлагеря, но оно быстро исчезало — ввиду особой популярности у пьющей интеллигенции. Союз нерушимый вина и закуски (из последней это были плавленные сырки, тоже производимые в любой составляющей СССР) прочно держался на наших полках до начала 90-х. Потом рухнул вместе с явлением, его породившим. А что сейчас?

Социалистическая плановая экономика предполагала, что большинство алкогольных напитков должно было производиться на месте. Поэтому пиво народ пил исключительно местное. По-иному быть не могло, так как срок реализации "Сенчу" или "Рижского оригинального" составлял 10 суток. Если брать напитки покрепче, то когда-то "Волжское крепкое", а затем "Тайзелс", "Балтайс стипрайс", "Варавиксне" и другие плодово-"выгодные" вина служили достойным украшением скудных алкогольных прилавков и весомым источником пополнения государственного бюджета. Конкуренцию им составляли привозной азербайджанский портвейн "Агдам" или "777". Вообще портвейн и прочие крепкие вина в советскую эпоху занимали лидирующие позиции в своей категории. Правда, к настоящему португальскому портвейну (а он тоже иногда попадал в Ригу) они не имели никакого отношения. Просто виноматериал из винограда разбавлялся спиртом до нужного градуса.

Что теперь осталось из того времени? Право именоваться портвейном застолбили за собой португальцы. Цена бутылки из этой страны начинается с 6 латов, в связи с чем напиток перекочевал в разряд класса "премиум". Поэтому прочим производителям остается эксплуатировать разве что советские названия. А традиции изготовления плодово-ягодных вин у Латвии благополучно переняли литовцы. В каждом литовском супермаркете можно встретить внушительную батарею подобных бутылок. К нам же попадает разве что "Агдам". Благодаря странным метаморфозам название этого азербайджанского города украшает теперь алкогольный напиток из яблочного вина и спирта, смешанных в городе Бирштонасе, что под Каунасом. Зато теперь бутылка подобного "Агдама" заменяет несколько коктейлей из водки с яблочным соком. Вкус аналогичный.

Некоторое время назад дорогу к нам пробили и производители из соседнего Пскова. Они предлагают, помимо различных наливок и настоек, свой алкогольный напиток "Псковейн", таким хитрым образом обойдя европейский запрет на использование названия "портвейн". Другой некогда популярный портвейн "777" теперь в псковском исполнении именуется алкогольным напитком.

А что еще нам могут предложить традиционного соседи по региону? Если раньше за ликером Vana Tallinn надо было ехать как минимум в Валгу, то теперь ликер из Эстонии можно встретить в любом латвийском магазине. Правда, он утратил прежнюю, традиционную этикетку. И, видимо, из-за своей общедоступности потерял ореол прежней привлекательности. Уж лучше из Таллина привезти другие алкогольные напитки, оставшиеся еще с советских времен — женский ликер "Агнесса" и мужской "Габриэль", которые у нас не продаются.

Фирменной латвийской водкой советской поры была "Кристалл дзидрайс". Но производилась и "Пшеничная", "Столичная", "Московская" — как на любом ликеро-водочном заводе бывшего СССР. Правда, этикетка была двуязычная — на русском и латышском языках. Как правило, мощности Latvijas Balzams вполне удовлетворяли запросы местных потребителей. Поэтому если и попадала к нам водка из-за границы, то обычно класса "премиум", к примеру, "Посольская" из Москвы. Сейчас же у нас в этом смысле настоящее изобилие. По водочным этикеткам можно географию бывшего СССР изучать. Вот на длинной полке представлена продукция чуть ли не из всех регионов России вплоть до Урала, есть и белорусская, украинская и литовская "беленькая". Южные соседи предлагают в алкогольном пакете также горькие и сладкие настойки.

Кстати, в советское время водку из Беларуси или с Украины привозили в качестве сувенира. А сейчас — пей не хочу. Вот они, плюсы сменившей плановую рыночной экономики, стимулирующей производителей прорываться в страну ЕС, которой стала Латвия.

Но вернемся во времена не столь отдаленные. Надо заметить, что, помимо вин из союзных республик, планово завозили и более крепкие напитки, коньяк например. Правда, он не всегда был в бутылках. Скажем, азербайджанский коньяк "Апшерон" доставляли в Ригу в цистернах и разливали непосредственно на месте. А где-то году в 1985-м в Риге даже появился кубинский ром Havana Club, разлитый в обыкновенные водочные бутылки емкостью 0,5 л с невзрачной этикеткой, отпечатанной в Рижской образцовой типографии. Но и отношение к подобному рому или коньяку было соответствующим. Благородные армянские коньяки "Ахтамар", "Отборный" и даже трехзвездочный "Арарат" привозились в деревянных ящиках с соломой прямо из Армении. Котировались у ценителей и грузинские коньяки, к примеру "Тбилиси", а также молдавские "Нистру" и "Белый аист".

Популярность последнего сыграла с ним злую шутку. В постсоветское время "Белый аист" стали производить все кому не лень, и качество его упало до минимума. Нечто подобное произошло и с грузинской "Хванчкарой". Доходило до абсурда, когда на этикете с грузинским вином значилось, что оно произведено в Болгарии. Сейчас азербайджанских вин и коньяков в продаже что-то не видно. Исчезли не только коньяки "Апшерон" или "Баку", но и вина "Агдам", "Мартуни" или "Далляр". Что уж говорить о "Карабахском белом".

А вот продукцию молдаван, грузин и армян на полках можно видеть в изобилии. В этих ныне независимых государствах всячески стараются возродить прежние традиции, поставляя на латвийский рынок как вина и коньяки, знакомые нам еще с советских времен, так и совсем новые названия. При этом производители следят за качеством и борются с подделками. Правда, вкус армянских вин мы уже забыли, ограничиваясь только коньяками, которые ныне по правилам переименованы в бренди. У грузинских поставщиков ассортимент куда шире. Однако такие вина, как "Эрети", "Гелати", не говоря уже о "Букете Абхазии", по известным причинам из ассортимента продукции исключены.

"Крымская мадера", "Мускат белый" или красное вино "Черный доктор" когда-то привозились в Латвию. И сметались с прилавка в мгновение ока. Особенно эти сладкие вина были в почете у дам, навевая им воспоминания о проведенных на берегу Черного моря отпусках. Сейчас крымские вина возвращаются. Конечно, их вид тоже изменился, да и цена стала выше. Но многие готовы заплатить за возможность получить привет из собственного прошлого.

А вот кубанские вина, типа "Каберне Тамани" или "Анапское", так и остались в прошлом. Тамошним производителям вполне хватает своей страны, где они заняли нишу, оставшуюся после исчезновения грузинских и молдавских вин. Поэтому новые рынки они осваивать что-то не собираются. Периодически к нам в советские времена попадал алкоголь и из Средней Азии. Это и вино "Акстафа" из Узбекистана, и портвейн "Памир" в "бомбах" емкостью 0,8 л из толстого стекла. Теперь Средняя Азия для нас закрыта.

В Латвийской ССР всегда щедро была представлена винно-водочная продукция из стран социалистического лагеря. Это и болгарские "Плиска" и "Медвежья кровь", румынский "Биковер", венгерские джин и ром, польская водка "Выборова". В отличие от производителей из стран бывшего СССР эти поставщики никуда не исчезали. Зато сейчас, когда между государствами — членами ЕС исчезли таможенные границы, мы чаще пьем французское вино или шотландский виски, чем молдавские вина или армянские коньяки. Но все же, если одолевает ностальгия, еще есть возможность заглушить ее стаканчиком-другим напитка из времен, когда небо было голубое, трава зеленая, зима снежная, а лето жаркое. Прозит!

Читайте так-же:
• Рижский чёрный бальзам
• Латвийское пиво

Александр Федотов Телеграф
Pribalt.info 2005-2018