Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

Рафаил Леонович Розенталь

сентябрь 2007 года

Ему — 70, о чем сегодня юбиляру, оперирующему и поныне хирургу, профессору, руководителю Латвийского центра трансплантации Рафаилу Леоновичу Розенталю, не дадут забыть звонками и личными поздравлениями многочисленные родственники, друзья, коллеги из разных стран. Его имя известно в Европе. Он член экспертного комитета по трансплантации при Совете Европы в Страсбурге и член аналогичного экспертного комитета при Европейском союзе в Брюсселе. Но главным итогом работы своего центра доктор Розенталь считает рост числа трансплантаций почки в Латвии — с 20 в 1977 году до 79 ныне. У нас 34 трансплантации на миллион жителей. Это больше, чем в ряде развитых стран Европы: Швеции, Германии, Италии, Польше.

"Улыбайся, шеф доволен!" Табличка на столе с такой надписью встречает всяк входящего к профессору Розенталю в кабинет. Но не стоит расслабляться. Табличка — это вращающийся треугольник, на котором есть еще две надписи: "Осторожно, шеф не в духе!" и "Денег не дам!" Последняя, возможно, адресована родственникам погибшего человека, чья почка может спасти жизнь больного пациента. Родственники свое "невозражение" на изъятие органа иногда ставят в зависимость от вознаграждения. Суммы требуют разные — от 100 латов до 6 тысяч. Хотя нигде в мире близкие умершего донора никакой финансовой компенсации не получают.

Звонят и так называемые продавцы почек. На что у профессора ответ один — тот самый, что на табличке.

За последние 10 лет в Латвии лишь дважды мамы делились с детьми своей почкой. По закону можно брать орган от живых доноров, но коммерция при этом исключается. Закон также запрещает изымать органы у умерших против воли человека. Любой при жизни может выразить свою волю на сей счет через Регистр жителей, в котором мы все состоим. Если никакой информации в регистре нет, что чаще всего и бывает, то действует принцип презумпции согласия. То есть врачи могут брать у погибшего органы для трансплантации. Но есть еще права родственников — сказать "да" или "нет". А если родственники не находятся или не желают разговаривать с врачами, то изымать органы можно.

В Латвии пересаживают почку больному абсолютно бесплатно. И все лекарства, которые он будет потом принимать, пока функционирует эта почка, бесплатны тоже. Сегодня выживаемость пересаженных почек в течение 5 лет является такой же, как, например, в США. Лучший результат — одна пациентка живет с пересаженной почкой уже 30 лет. В Латвии такую операцию ждут в разное время от 45 до 65 человек. Время ожидания — 7—8 месяцев. Сравните с Германией, где больные стоят в очереди по 6—7 лет. По количеству пересадок почек на миллион населения мы находимся на 5—6-м месте, уступая таким странам, как Испания, Австрия, Бельгия. 20 лет назад в Латвии трансплантацию почки больным старше 45 лет не делали. Теперь есть и 80-летние пациенты. Когда-то доктор Розенталь оперировал один. Сегодня в центре этим занимаются уже 6 сертифицированных хирургов.

Больная тема для доктора Розенталя — пересадка печени. Ее в Латвии не делают. Совсем. "Я говорю об этом уже 11 лет. И нам в центре кажется, что мы знаем, как это можно сделать. И тем не менее..." Для этого нужны не такие уж большие деньги, желание больницы и министерства. А врачи-хирурги у нас есть. В Латвии много детей, которые нуждаются в пересадке печени. Но страна согласна платить огромные деньги за пересадку печени за границей, вместо того чтобы организовать это на месте.

Но есть и обнадеживающие новости: в начале следующего года в Латвии начнутся операции по пересадке поджелудочной железы вместе с почкой.

Рафаил Розенталь — автор около десятка книг, интересных для нефрологов и специалистов по трансплантации. А вот его новая книга — "Записки врача-трансплантолога", которая выйдет из печати в конце сентября, — это мемуары, и посвящена она светлой памяти родителей. Одну главу книги — о нашем знаменитом соотечественнике, 8-м чемпионе мира по шахматам Михаиле Тале — мы предлагаем сегодня вниманию читателей Телеграфа.

Кстати, отцу Рафаила Леоновича, Леону Соломоновичу Розенталю, исполнилось бы в этом году сто лет. Он был адвокатом. А мама, Мария Николаевна, преподавала немецкий язык. Семью 14 июня 1941 года вместе с 3-летним Рафаилом депортировали в Сибирь. Но эта депортация спасла им жизнь. Потому что они погибли бы здесь в Рижском гетто, вместе со своими бабушками, дедушками и другими родственниками. Отец побывал и в лагере. После реабилитации в 1956 году семья вернулась в Ригу. Рафаил Розенталь закончил Рижский медицинский институт, потом аспирантуру. И первые два года работал хирургом в Дагде.

Сейчас самая большая радость доктора — четверо внуков, которые приедут на юбилей к деду из Израиля. Там живут и работают его дети: сын, врач-уролог, и дочка, нефрологическая сестра с высшим образованием. Все они, а также еще очень многие люди, в том числе и пациенты, будут желать сегодня юбиляру доброго здоровья и долгой жизни. К этому хору поздравлений присоединяется и Телеграф!

Рафаил Леонович Розенталь — действительный член Латвийской академии наук, профессор, руководитель Латвийского центра трансплантации, который возглавляет вот уже 31 год. Президент Латвийского почечного фонда. Принимал самое прямое участие в создании латвийских служб гемодиализа и трансплантации. Провел несколько сотен операций по пересадке почки. Первую такую операцию доктор Розенталь сделал в ноябре 1976 г. И тогда, по заведенной традиции, коллеги вылили на него ведро воды..

Галина Грейдане Телеграф
Pribalt.info 2005-2018