Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

Путешествие с Александровской до Бривибас

  История

Улица Бривибас имеет замечательную историю, корни которой прочно сидят в на рубеже беспокойных XVII и XVIII веков. К тому времени городу стало уже совсем тесно в кольце укреплений, и горожане, которые попроще и победнее, охотно селились за городским рвом вдоль дороги, которая соединяла Ригу с Видземе, Псковом и дальше – с Санкт-Петербургом.

Центр Риги - карта, транспорт, фото

Так возникло Петербургское предместье, оно начиналось примерно от нынешней улицы Элизабетес. А пространство между Елизаветинской и каналом в те времена застраивать не разрешалось: там располагались гарнизонный плац и городские огороды. И называлась нынешняя Бривибас в ту пору по-латышски – Лиелайс Цельш, а по-русски – Большой дорогой.

Жизнь в предместье была дешевле и проще чем в городе. Поэтому здесь строились и снимали квартиры мелкие чиновники, мастеровые, моряки, торговцы. Улица АлександровскаяСреди них были латыши, поляки евреи, шведы и довольно много русских, которые (исторически достоверный факт) владели особым, ныне основательно позабытым, но не утерянным секретом приготовления чая; помимо собственно заварки в состав напитка входили мед и перец. И именно на этой улице, а вовсе не на Мариинской, появились первые в Риге и обязательные для любого портового города кварталы "красных фонарей". Петербургское предместье считалось в Риге лучшим и развивалось очень быстро, в то время, как и сейчас, ценилось удобное расположение и близость к городу.

И все было бы уже совсем хорошо, если бы не Наполеон, появления войск которого в 1812 году опасались в Риге. На этот случай губернатор имел от императора особый приказ: предместья сжечь и укрыться в крепости, которую оборонять изо всех сил. И вот случилось так, что выставленные на башнях дозорные заметили на горизонте тучи пыли, поднятые стадом коров, и дали сигнал о подходе неприятеля. А когда прояснилось что к чему, было поздно – предместья горели ярким пламенем. В ошибке обвинили губернатора Эссена, и тот, измученный совестью и упреками горожан, оставшихся без крова (их оказалось около 10 тысяч), через год, в 1813-м наложил на себя руки...

Что до пострадавших от пожара рижан, то часть из них решилась на переезд и отстроила новые дома на Рижском взморье, откуда и пошла расти нынешняя Юрмала.

После пожара, в 1820-е годы (в губернаторство маркиза Паулуччи) Петербургское предместье развивалось и застраивалось по образцу парижских предместий. Может быть, именно по этой причине Ригу называют маленьким Парижем?.. Двух- и трехэтажные деревянные дома строились вдоль той же Большой дороги, которая прорезалась перпендикулярными улочками. А в 1818 году приблизительно в том месте, где сейчас начинается Воздушный мост, в честь победы над Наполеоном по проекту арх. Готфрида построили триумфальную арку – Александровские ворота (в 1936 г. они были разобраны и перенесены в Петровский парк).

Застройка улицы Бривибас середины прошлого века практически не сохранилась, как не сохранился, например, Аптекарский сад, разбитый на месте нынешнего театра Дайлес. В этом саду выращивались лекарственные растения для нужд городских аптек. А вход в сад был совершенно свободным для всех горожан, дабы те своими глазами наблюдали, как произрастают полезные травы, кустарники и всякая другая аптечная зелень...

В 1852 году по Александровской улице (такое название нынешняя Бривибас получила в честь Александра I) начал курсировать первый общественный транспорт – омнибус. Он представлял собой шикарную карету, раскрашенную в синий и черный цвет, в которой с комфортом могли разместиться 11 человек, а кроме них кондуктор и кучер. Стоимость проезда была неслыханно высокой – 10 копеек серебром. И несмотря на бесспорное удобство омнибуса, желающих прокатиться на нем было не так уж много – до тех пор, пока плату за проезд не снизили вдвое.

Первый маршрут омнибуса связал Ратушную площадь с водокачкой (Большой помпой), построенной в районе нынешней Таллинас (в ту пору, естественно, Ревельской). Ровно через 30 лет – в 1882 году - в Риге начал курсировать конный трамвай, а в 1901 году по Александровской улице прошел маршрут первого электрического трамвая. И уже на памяти наших бабушек и дедушек, в 1947 году в Риге опять-таки на улице Бривибас появился первый троллейбус.

Нарядный и парадный вид, к которому мы с вами так привыкли, улица Бривибас приобрела на рубеже XIX и XX веков, когда она был застроена практически заново. Именно эту улицу, с ее шикарными шестиэтажными домами, с ее магазинами, театрами, ресторанами и автозаправками мы знаем; здесь мы работаем и живем.

Почти вся она была построена в течение каких-то 20-25 лет. А между тем тогда здесь не было возведено ни одного типового дома. Ценитель архитектуры сможет наслаждаться здесь стилем модерн во всех его проявлениях.

Отдельные пару слов хочется сказать о Бюгнерхофе – доме на углу Гертрудинской (Бривибас, 55). Он построен в 1900 году (арх. Нейман и Гизеке) и на тот момент был самым современным, самым передовым в Риге. Именно в этом доме впервые в Риге наличествовали все известные коммунальные удобства: электричество, газ, водопровод, канализация центральное отопление, лифт и телефон. Долгое время, до самой мировой войны, этот дом был образцом для рижских архитекторов и строителей и это влияние можно ощутить в их более поздних постройках.

В начале века на Александровской строили почти исключительно доходные дома. С отличными многокомнатными квартирами. Уже потом, в 40-е и 50-е годы многие из этих квартир превратились в коммуналки, что было настоящим варварством по отношению к уникальному жилому фонду. Увы, к настоящему времени утеряна или испорчена большая часть интерьеров, отделки, неузнаваемо перепланированы первые этажи. А то немногое, что сохранилось до наших дней, сметается напором евроремонта и коммерческой целесообразности.

Судьба же некоторых зданий сложилась еще драматичней. Известный дом КГБ на углу Стабу и Бривибас, из окон которого, как говорили раньше, хорошо была видна Колыма, был построен в свое время как дом для жилья. На его первом этаже располагался один из самых больших и шикарных цветочных магазинов. И там всегда можно было купить свежие пармские фиалки... А на том месте, где в 70-е годы выросла бетонная коробка "Ригас модес", располагался ресторан "Frankfurt am Main", известный между прочим тем, что там всегда подавали отборные французские коньяки.

Расцвет Александровской в начале XX продолжался недолго. Во время Первой мировой войны перед угрозой немецкого наступления город пережил тотальную эвакуацию. На Восток было вывезено практически все оборудование заводов и фабрик, имущество госучреждений, во многих домах были сняты даже электромоторы лифтов. Город обезлюдел: если в 1913 году в Риге проживало более 500 тыс. человек, то в 1920 году – 185 тысяч. И вместе с городом опустела его главная улица.

Мало кто знает, что в 1919 году нынешнюю Бривибас переименовали в улицу Революцияс. Правда очень скоро она стала снова Александровской, а гордое имя Свободы получила только в 1923 году. Улица ЛенинаПосле этого она переименовывалась четыре раза (в улицу Гитлера, потом назад, потом в Ленина и уже во времена Атмоды снова стала Бривибас). В этой бешеной карусели есть своя закономерность – каждая перемена имени совпадала с жестоким ударом, от которого на теле города оставались глубокие шрамы. И чем туже закручивалась пружина XX века, тем чаще судьба наносила их. Согласитесь, семь переименований одной улицы за неполные сто лет – это многовато. Пора передохнуть.

С наступлением независимости Латвии Рига приобрела официальный статус европейской столицы. Шестиэтажным городом, национальной гордостью называл ее Вилис Лацис в романе "Бескрылые птицы". Жизнь понемногу возвращалась в город, немецкая и русская речь сменилась латышской, и места в шикарных пролетках, курсировавших по Бривибас, заняли новые господа.

Вместе с тем архитектурный облик города и улицы Бривибас за годы первой республики изменился мало, весь этот период (до 1940 года) продолжали действовать правила застройки, принятые в 1904 году, да и само строительство в 20-е годы переживало упадок. Некоторое оживление наступило во время "ульманисовской пятилетки" в конце 30-х годов. Именно тогда на бульваре Бривибас напротив Христорождественского собора было построено здание Дворца юстиции (ныне – здание правительства Латвии). Архитектор Скуиньш постарался, используя стилизованные монументально-классические формы, придать зданию вид, символизирующий силу и незыблемость национального государства.

В те времена многие европейские архитекторы от Италии до Советской России, каждый по-своему, пытались решить схожую задачу. Позднее, уже после войны монументальные постройки этого периода остроумные берлинцы назвали стилем "адольф", а москвичи – "сталинским барокко". В конце 50-х годов Дом правительства было достроен вдоль улиц Элизабетес и Тербатас и вместе со зданием Верховного суда образовал замкнутый квартал.

Тогда же, в конце 30-х возвели один из самых красивых домов межвоенной эпохи (Бривибас, 40). Проходя мимо него, обратите внимание на великолепную бронзовую решетку на дверях и на элегантную отделку из полированного камня. После войны в нем жили совсем не бедные люди, и по рассказам рижан, бывавших в этом доме, там сохранились замечательные интерьеры. А первые два этажа занимал универмаг "Военторга". Еще недавно на этом здании висела табличка "Памятник архитектуры". Сменилась эпоха – сменилась и табличка; теперь там написано "Privatipasums".

Рассказ об улице Бривибас был бы не полным, не вспомни мы Матвеевский рынок. Старожилы до сих пор называют его самым уютным и чистым, самым рижским рынком и предпочитают шумному Центральному. Матвеевский (Матиса, Александровский, Видземский) рынок был официально открыт на нынешнем месте в 1902 году. А в конце 30-х годов вокруг рынка построили большой муниципальный блок-дом. Он замкнул торговое пространство и окончательно отсек его от Бривибас и Матиса.

Без особых изменений и пертурбаций "Матвейчик" работал при всех режимах, властях и названиях. Даст Бог, он будет также успешно процветать и в будущем. Торговали здесь всегда мясом, молоком и маслом – традиционно популярными латвийскими продуктами. В принципе ассортимент продуктов на рижских рынках за последние триста лет поменялся мало – изменился только потребитель. Если в XVII-XIX веках бедный люд питался салакой и миногой – по причине их дешевизны, то теперь минога перешла в разряд деликатесов. Правда салака при этом сохранила свои позиции. Русские же рижане всегда уважали щи, а также квас. Заметим и то, что в Риге никогда не было недостатка и в колониальных продуктах – южных фруктах, пряностях и проч. – их доставляли морем, преимущественно из Англии.

Вспоминая послевоенную Бривибас, старые рижане особенно тепло вспоминают Молочный ресторан (располагался на углу Елизаветинской, на месте нынешней "Латвии"). Само здание было небольшим, деревянным, но внутри него царил полный шик и блеск – с красными бархатными диванами и зеркалами. При всем при этом Молочный ресторан был местом демократичным, и по воскресеньям сюда приходили семьями обедать. Была после войны в Риге такая традиция семейных воскресных обедов…

И уже совсем недавно исчезли с лица города кафе "Флора" и "Ница". Первое снесли, а во втором устроили магазин игрушек, хотя именно там готовили самые вкусные в Риге блинчики с мясом и еще кучу всяких вкусностей. При этом в "Нице" всегда царила какая-то особая атмосфера Риги 20-30-х годов, и, в частности, это проявлялось в том, что даже в эпоху очередей посетители и продавцы никогда не хамили там друг другу.

Улица Бривибас довольно безболезненно пережила Вторую мировую войну. От налетов и бомбардировок пострадало буквально несколько строений, больше досталось Старому городу. Дело в том, что и в 41-м, и в 44-м годах город был взят стремительно, практически без боев. Впоследствии разрушенные дома были либо восстановлены, либо на этих местах были выстроены новые дома. Уже в наше время сплошной денационализации в этой связи возникли непростые вопросы "что кому принадлежит".

Так, жилой дом на углу Бривибас и Гертрудинской, построенный сразу после войны на месте разрушенного доходного дома, несколько лет назад назад стал объектом судебной тяжбы между наследниками прежних владельцев и нынешними жильцами (и победили-таки жильцы!).

Новая власть буквально с первых дней решительно и энергично взялась за превращение Бривибас в образцовую социалистическую улицу. В конце 40-х годов отсюда убрали трамвай, провели реконструкцию проезжей части и в 1950 году заасфальтировали мостовую.

В том же году в начале бульвара на перекрестке Елизаветинской был установлен памятник Ленину (скульпторы Ингалс и Боголюбов). Улица БривибасСимволично, что архитектор этого памятника Эрнстс Шталбергс был же архитектором и памятника Свободы; таким образом на протяжении сорока лет две его самые известные работы стояли в разных концах одного бульвара, символизируя собой такие разные идеологические системы. В 1991 году, как и во всех "приличных" городах, бронзового Ильича сняли подъемным краном и отправили на свалку истории. Место, таким образом, освободилось и теперь на нем перед Рождеством обычно устанавливают елочку, а на Пасху кладут яйца. Заметим, что Риге вообще не очень везет на памятники. Мало кому посчастливилось простоять хотя бы лет пятьдесят…

В том же 50-м году улицу Калькю, бульвар и улицу Бривибас, а также Бривибас гатве объединили в единую магистраль и все это новообразование назвали улицей Ленина. К середине 80-х годов ее протяженность достигла 12,5 километров. Послевоенные преобразования не ограничивались мостовой. Сначала аккуратно, с оглядкой на сложившийся архитектурный ансамбль, а позднее, в 80-е годы уже без всякой оглядки на участке между бульварами и Воздушным мостом было построено несколько крупных зданий. Так на углу Бривибас и Стабу (Ленина и Энгельса) в 1960-м году вырос замечательный жилой дом (арх. Шнитников). Планировка квартир здесь практически аналогична сталинским жилым домам на улице Горького в Москве. Добавьте к этому огромный зеленый двор, едва ли не лучший в центре города, а также весьма выгодное расположение, и вы поймете, почему этот дом до сих пор пользуется огромным уважением у рижских риэлторов и их клиентов.

Другой удачной послевоенной постройкой рискнем назвать театр Дайлес. В свое время это был, наверное, самый знаменитый в Латвии долгострой. Хотя в конце концов здание театра получилось не только удобным и функциональным "внутри", но довольно удачно вписалось в окружающую застройку. А вот гостиница "Латвия" и здание "Ригас Модес" (обе стройки закончены в 1979 году) с самого начала их строительства не пришлись, как говорится, рижанам по душе и стали объектами язвительных шуточек ("голубая мыльница" – самая приличная из них). До сих пор они воспринимаются как чужеродные элементы и выскочки, хотя, конечно, мы к ним уже привыкли и смирились, как с неизбежным злом. Хотя, конечно, есть надежда, что новые владельцы-инвесторы, устраивая этим коробкам новую жизнь, позаботятся и об их новой внешности.

Что касается собственно жизни, то в описываемый период произошло два крупнейших события в коммунальной истории нашего города. Во-первых, в середине 60-х годов в Риге была успешно завершена программа расселения полуподвалов (впервые рижские полуподвалы стали использоваться под жилье в конце XVIII века). В результате санитарная обстановка в центре города, в том числе на его главной улице, значительно улучшилась, здоровье рижан поправилось, отступил туберкулез, а тысячи людей переехали в более человеческое жилье.

Во-вторых, в 1962 году в город начал поступать природный газ, что вызвало настоящую революцию в быту рижан. Началось повсеместное и приятное наступление центрального отопления, горячей воды и телефона. Правда, уже в наше время, остро встал вопрос о реанимации печей, но хочется надеяться, что встал он временно.

А в начале 70-х над улицей Ленина появились неоновые звезды – одна из самых удачных находок городских оформителей и художников. Они как-то сразу придали главной рижской магистрали празднично-уютный вид; жаль, что с годами большинство этих звезд куда-то подевались, но те, что остались, зажигаются по вечерам каждый день.

Pribalt.info 2005-2018