Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

История рижских магазинов

  История

До войны любой прокол магазина отражался на добром имени самого владельца. Вместо безликих названий Drogas, Nelda, Mego на торговой вывеске крупными буквами значилось имя хозяина: Поповы, Кузубовы, Стамбровские, Рогозины...

Шоппинг в Риге сегодня

На экскурсию по магазинам довоенной Риги мы отправимся вместе со старым рижанином Владимиром Николаевич Нестеровым. Банки тогда находились в руках англичан, а вот за русскими была слава владельцев известных предприятий и магазинов. Достаточно назвать кузнецовскую фарфоровую фабрику, которая возобновила работу в начале 1920-х. Дело Матвея Сидоровича Кузнецова продолжили его сыновья. Рижские магазиныКузнецовский магазин находился в самом центре — на Грешной, как старые русские называли улицу Грециниеку. Там продавали фарфор, который давно уже занял место в музейных экспозициях и частных коллекциях.

Недалеко от фарфорового, возле Ратушной площади, работали еще несколько известных русских магазинов. Камарины продавали краску, Поповы — скобяные изделия, Стомбровские — мебель, Кутузовы — халву, сладости. Большинство торговали продукцией своих предприятий.

От Ратушной площади, по улице Кунгу, через Карловскую (так тогда называлась ул. 13 января) попадаем на Центральный рынок.

— Площадь перед павильонами, где сейчас сигаретные киоски, раньше занимали магазинчики с деликатесной продукцией — дичью, — продолжает мой гид. — Чего только не было у Рогозиных — тетерева, кабаны, зайцы, дикие гуси! А рядом стоял еще один магазинчик, известный всей Риге — Кузубовых. Кузубовым не было равных по части солений и квашений. Была у них и фабричка, где выпускали консервированные овощи.

А вот мясо бабушка Владимира Николаевича всегда покупала у немца Ширмера — тут же, в мясном павильоне. На рынок тогда шли люди разного социального положения, а не только те, кто перебивается от пенсии до пенсии. Рижане были уверены, что там продают самое свежее — с грядки, с поля, из продуктового цеха.

Впрочем, были вещи, которые сложно было найти на рынке. Например, пряности, кофе, чай. Перед праздниками бабушка Владимира Николаевича отправлялась за ними в Армейский Экономический Магазин, который располагался на Вальню и Аудею — в том здании, где в послевоенные годы был Центральный универмаг. Продовольственный товар занимал первый этаж, на верхних были мануфактурные и галантерейные товары. Туда можно было подняться на эскалаторе. «Мануфактурные отделы» особой популярностью пользовались у госслужащих: только они имели право покупать товар в рассрочку.

На углу Елизаветинской и Кришьяна Барона, напротив Верманского парка, продавали «говорящие машины» — патефоны и пластинки. Между прочим, любимый магазин меломанов тоже принадлежал русским — Молочаевым. Пластинки прослушивали в кабинках. В 1928 году в Риге гастролировал белоэмигрантский Донской казачий хор под управлением Сергея Жарова. Граммофонные записи хора, который растрогал русскую Ригу, были тогда очень популярны. Рассказывают, что послушать Жарова приходили к Молочаевым даже сотрудники посольства Советской России. Покупать «белогвардейщину» советскому человеку было заказано. Да и слушатели рисковали.

На углу Елизаветинской и Мариинской находился Базар Берга — Израиль в миниатюре. Здесь в магазинах и лавках торговали евреи. Интересно было наблюдать, как посетителей чуть ли не силой затаскивали в магазин. В понедельник первый покупатель получал товар со значительными скидками. Товары на Базаре Берга были не самые престижные, но купить их можно было недорого и в рассрочку.

Запомнился старому рижанину и магазин Никитиных — на углу Мариинской и Алфреда Калниня. Мальчик жил по соседству и часто наблюдал, как там покупали папиросы и табак. Экономные курильщики тогда предпочитали папиросные гильзы — табак закладывали сами.

Рядом с Никитиными находилась чайная. Чаевничать ходили с полотенцем. А брали банную принадлежность, чтобы утирать пот. Чай пили-то по-русски!

...Поповы, Кузубовы, Рагозины, Кузнецовы. Большинство из них в 1941-м вместе с близкими отправились в Сибирь, которая стала их Голгофой. Школьник Володя Нестеров, «недобитый белогвардеец», тоже в «телячьем вагоне» отправился в лагеря. Он — единственный из семьи, кто выжил.

...Владимир Николаевич ставит на видавший виды патефон пластинку, выпущенную в 1932 году на рижской фабрике Bellakord Elektro. Сквозь потрескивание слышится голос казачьего хора, покорившего когда-то русскую Ригу. И встает перед глазами встреча хора на перроне железнодорожного вокзала и Сергей Жаров, которого прямо на руках горожане несли до гостиницы «Рим»...

Илья Дименштейн

Pribalt.info 2005-2018