Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии
Pribalt.info / Рига

Луцавсала

Луцавсала (Lucavsala) - второй остров на пути оживленной автотрассы - Островного моста, расположен между островом Закюсала и районами Задвинья - Торнякалнс и Зиепниеккалнс.Луцавсала Административно относится к Земгальскому предместью Риги.

Карта Луцавсалы

В западной части острова расположена автомобильная развязка выходящая к торговому центру Riga Plaza. Сама территория острова в последние годы была довольно заброшенной, тут находились малопривлекательные огороды. Но в 2013 году на Луцавсале открылась зона активного отдыха с детскими и спортивными площадками, городской пляж со спасательной станцией, а территория была благоустроена.

Общественный транспорт проходящий по Островному мосту - это маршруты 19 и 24 троллейбуса и 40 автобус.

История

Когда–то это была вотчина магистра рыцарского ордена меченосцев, а в 1559 году остров перешел в частное владение Ганса Луцова. Сегодня трудно предположить, что несколько столетий назад в этих местах разыгралась драма, которая вполне могла бы послужить сюжетом для захватывающего фильма.

Шел 1701 год. Россия в союзе с Саксонией, Данией и Польшей объявила войну Швеции. Петра побуждали к этому не только государственные интересы, в значительной степени — и личные. Государь не мог забыть той обиды, которая была ему нанесена в Риге в 1697 году. Через шведскую Ригу Петр проезжал в свою первую «зарубежную командировку» — в Голландию. Городские власти отнеслись к нему не как к монарху большого государства, а как к простому смертному, мало выказывая почтения.

«За многие неправды Свейского короля и в особенности за то, что во время Государева шествия через Ригу от рижских жителей чинились ему многие противности и неприятства, идти на Свейские города ратным людям войною» — говорилось в царском указе по случаю объявления войны.

Польский король и курфюрст Саксонии Август Второй Сильный рассчитывали в короткое время взять Ригу. Действительно, под городом им удалось создать серьезный численный перевес: против 25 тысяч поляко–саксонцев стояли 14 тысяч шведов.

Плюс к тому на подмогу союзникам из Пскова подошли ратники князя Аникиты Репнина — 4 тысячи человек. Вот что писал о русском полководце и его подчиненных командующий союзными войсками фельдмаршал Штейнау: «Люди вообще хороши, у них хорошие маастрихтские и люттихские ружья, у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы, работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания. Особенно похвально то, что при целом войске нет ни одной женщины и ни одной собаки. Генерал Репнин — человек лет сорока, он очень любит учиться и очень почтителен.»

Но не зря говорят: воюют не числом, а умением. Шведам понадобилось два часа, чтобы разгромить союзников. Командовал победителями сам «король Свейский» Карл ХII.

Перед началом баталии фельдмаршал Штейнау повелел на один из островов вблизи города высадить десант. Приказ выполнили, и на Луцавсалу переправились 400 псковских ратников. Русским было приказано ждать. Они и ждали. Но не дождались никаких команд от своих генералов. О них просто забыли. Спасавшим свою шкуру генералам и фельдмаршалам было не до «каких–то там 400 русских», выполнявших свой долг до конца. Вспомнили о русских шведы. В ночь на 10 июля 1701 года они потребовали безоговорочной капитуляции. Петровцы отказались. На отрезанный гарнизон обрушилась артиллерия.

Немногочисленные исторические документы восстанавливают события той ночи. Против русских выступил полутысячный отряд полковника Гельмерсена. Плюс до этого поработала шведская артиллерия.

Русские дрались отчаянно. Известно, что шведам, чтобы сломить сопротивление горстки храбрецов, понадобилось больше времени, чем справиться с 25–тысячной армией. По свидетельству современников, к финалу битвы мертвые тела лежали так плотно, что некуда было ступить.

Но и шведы заплатили за победу дорогой ценой. Более ста «свейцев» остались на поле боя, и среди них полковник Гельмерсен. Много было тяжелораненых. Русских уцелело 20 человек. Они не сдавались, бились, как спартанцы, в последнем редуте. Карл ХII, потрясенный мужеством русских, приказал прекратить стрельбу. Их отпустили в «пример и назидание».

Уже давно завершилась Северная война, давно Рига, Лифляндия вошли в состав российского государства. Но о тех 400 героях, кто сложил за это голову, так ни разу и не вспомнили. И только через 186 лет, в мае 1887 года, проезжавший через Луцавсалу генерал–губернатор края Зиновьев обратил внимание на дощатую табличку на немецком языке: «Здесь покоятся 400 русских, погибших 10 июля 1701 года».

Была дана команда выяснить, что здесь произошло. А через некоторое время учитель рижской Ломоносовской гимназии Милевский сообщил губернатору все, что узнал о тех днях.

10 июля 1887 года по инициативе Зиновьева на Луцавсале отслужили первую панихиду по погибшим.

Вскоре было получено разрешение Александра III на сбор пожертвований для будущего монумента. В июле 1891 года, с опозданием больше чем в столетие, был открыт памятник героям. Монумент из красного гранита был создан по проекту гражданского инженера Эппингера, а облицовку выполнили мастера из Гельсингфорса (Хельсинки) из компании «Гранит».

К обелиску можно подойти и сегодня, он расположен в паре минутах ходьбы от моста. Люди, покоящиеся здесь, достойны того, чтобы им поклонились. И сегодня, спустя более чем триста лет.