Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

Рихард Вагнер

  Люди

Рижан с мировым именем (то есть известных любому мало-мальски европейски образованному человеку) за 800 лет истории нашего города было увы не так уж много. Скульптор Мухина, кинорежиссер Эйзенштейн, философ и историк Гердер, король танго Оскар Строк… Пускай читатель самостоятельно продолжит этот список, убеждаясь, насколько он короток. И вряд ли уж кто забудет при этом назвать имя Вагнера, всемирно известного создателя "Нибелунгов", любимого композитора целого ряда персонажей мировой истории, который в годы своей молодости целых два года жил и работал в Риге.

Китайская ладошка

Рихард Вагнер приехал в Ригу в августе 1837 года из Кенигсберга. Финансовые дела его были запутаны в тот момент до крайности, накануне Вагнер расстался с женой, а было ему всего 24 года. То есть в каком-то смысле переезд Ригу стал для музыканта хорошим шансом начать на новом месте новую жизнь.

Будущий автор "Нибелунгов" снял в ливонской столице скромную квартирку на улице Калею и вскоре приступил к исполнению обязанностей капельмейстера местного немецкого театра. Рихард ВагнерОтметим, что занять эту должность было совсем непросто, и молодого Вагнера отрекомендовал на нее один из Брокгаузов, имя которых позднее вошло в историю как автора энциклопедического словаря (вместе с Ефроном). А директорствовал в рижском театре в ту пору Карл Холтей – личность крайне противоречивая и хитрая.

Молодой композитор сразу понравился Холтею, в первую очередь благодаря своему увлечению итальянской и французской оперой. Это было как раз та музыка, которая шла "на ура" у рижской публики. Тем не менее дирижерский хлеб доставался Вагнеру непросто, работы было много – премьера шла за премьерой, не реже одного раза в месяц. Позднее многое из того, что было наработано в Риге легло в основу вагнеровских трудов по теории дирижерского искусства.

Известно, что Вагнер был дирижером темпераментным, требовательным и жестким. За что его не очень жаловали музыканты, зато любила местная публика. На репетициях он громкими возгласами требовал от оркестрантов, чтобы те играли "immer frisch!" (всегда свежо). А в качестве дирижерской палочки Вагнер использовал костяную китайскую лопатку для почесывания спины, в виде согнутой ладони. Эта лопатка хранится сейчас в Музее истории Риги и мореходства. В свое время автор этого очерка имела возможность испробовать ее по прямому назначению (для почесывания спины) и обнаружила, что это очень удобно…

Рижская жизнь

Первый свой рижский сезон Вагнер провел в общим-то благополучно. Публика его любила, начальство тоже. Через какое-то время в Ригу приехала вагнеровская жена, и супруги снова зажили вместе. Для семейной жизни была снята более просторная и приличная квартира в Петербургском предместье (в районе нынешней Дзирнаву в доме русского купца Бодрова). Однако друзей в Риге Вагнер так и не завел. Единственный человек, с которым он сошелся близко, был Дорн, работавший, как сказали бы сейчас, музыкальным руководителем Домской церкви.

Любопытно, что Вагнер не очень любил центр города, предпочитая ему Задвинье, где проводил массу своего свободного времени. Любимым вагнеровским местом был клуб "Иерусалим", который располагался где-то возле нынешнего парка Аркадия. Это было очень популярное место среди рижской богемы, с рестораном и гостиницей, и тамошние удовольствия окупали неудобства долгой поездки (пешком по наплавному мосту через Даугаву и далее на извозчике).

Положение Вагнера в Риге при всем его внешнем благополучии было не очень твердым. Он не стал (и не мог стать) рижским бюргером, а считался обывателем – "айнвонером". Правила натурализации в те времена были куда как строже нынешних. Для получения городского гражданства надо было быть во-первых, немцем, во-вторых, лютеранином, в-третьих рижанином в третьем поколении, при этом быть рожденным в законном браке и иметь рекомендации двух уважаемых горожан (естественно, бюргеров).

Любовь Вагнера к итальянскими и французским операм быстро угасла, и он стал играть музыку современных ему немецких авторов, в частности, малоизвестного тогда Бетховена. Сам же композитор начинает работать над оперой "Риенци". Новая репертуарная политика почему-то сразу не понравилась директору театра Холтею. Приблизительно в это же время Холтей начал приударять за вагнеровской женой, что, естественно, сразу же не понравилось Вагнеру.

Возник многослойный конфликт интересов, который был решен "силовым методом" – Холтей отказался продлить контракт с Вагнером и пригласил на место капельмейстера его лучшего друга Дорна. И тот, не долго думая, согласился.

Летучий голландец

Но это были еще не все неприятности, свалившиеся на голову музыканта. Снова запутались его денежные дела. Во-первых, у него обчистили квартиру (ту самую, в бодровском доме на Мельничной). А во-вторых, Вагнера в Риге достали его кенигсбергские кредиторы. Которые подали в суд и выиграли дело. Словом, куда ни кинь – всюду клин. И неизвестно, к какому печальному концу могла бы привести цепь вагнеровских несчастий, если бы не внезапная помощь со стороны. Купец Абрам Мелер взялся организовать побег Вагнера и его жены из Риги.

И вот в трюме торгового корабля, без документов и средств беглецы отплывают в Англию, откуда они должны были перебраться в Париж. Путешествие к берегам Туманного Альбиона занимало в те времена восемь дней. Но Вагнеру снова не везет – корабль попадает в жесточайший шторм и только через несколько суток капитану удается вывести его к норвежским шхерам. В последствии впечатления от пережитого в этом путешествии сподвигнули Вагнера на создание оперы "Летучий голландец" (1841, рижская постановка – 1843). Так оно часто бывает с великими людьми – где простой человек натерпится страху да намучается, там гений обнаружит материал для бессмертного шедевра… Кстати, "Летучий голландец" и сегодня идет на рижской сцене.

В Ригу Вагнер больше никогда не вернулся. Что же осталось здесь после него? Конечно, улица его имени и здание театра, где он работал (там находится сейчас Вагнеровский зал). Кроме того, вагнеровские традиции сохранились в театральной жизни Риги. Например, при Вагнере кресла в зрительном зале театра впервые были обиты коричневым и лиловым бархатом – считалось, что при свете свечей на таком цветовом дамы выглядят особенно эффектно. На протяжении долгого времени именно эти цвета использовались при отделке рижских зрительных залов. Говорят еще, что дух великого немца можно уловить и в рижской музыкальной традиции, но тут авторы, как говорится, не берутся ничего утверждать…

Бывший рижский капельмейстер прожил большую, богатую самыми разными событиями жизнь. По общему мнению, именно Вагнер воплотил в музыке величие, широту и мощь германского духа, и за это ее ценил не только Адольф Гитлер. Кто знает – стало бы это возможным, не проживи композитор целых два года в самом далеком, самом бюргерском, самом скупом немецком городе у холодного Остзейского моря, какой была Рига 150 лет тому назад?

Pribalt.info 2005-2018