Вся Латвия на Pribalt.info
Путеводитель по Риге и Латвии

Теодор-Фердинанд Калеп

  Люди

8 января 1912 года в Монте-Карло на набережной Кондамин проходил финиш популярнейшей в то время многодневной международной автогонки. В мороз, гололед, туман почти через всю Европу спортсмены восемь дней мчались в княжество Монако. И вот зрители увидели победителя. Андрей Нагель финишировал на машине с российским флагом. Следующий за ним западный автогонщик достиг финиша лишь через шесть часов. И неудивительно - ведь Нагель ехал на машине, произведенной на рижском заводе «Руссо-Балт», где детали обрабатывались с точностью до микрона, использовал лучшие в Европе автомобильные шины рижского завода «Проводник».

Еще одну техническую новинку предоставил Нагелю директор рижского завода «Мотор» Теодор-Фердинанд Калеп. Впервые в истории автомобилестроения в Российской империи (а весьма возможно, и в мире) Калеп стал изготавливать поршни из алюминия.

12 января (24-го по новому стилю) исполняется 145 лет со дня рождения инженера Теодора-Фердинанда Калепа.Теодор-Фердинанд Калеп Ныне он известен не столько как один из создателей лучшего для своего времени гоночного автомобиля, сколько как конструктор первого в Латвии самолета, первого в Российской империи авиационного мотора и авиационного ангара.

«Зарабатывать деньги своим собственным умом» - это фраза не только об участниках популярной ныне российской телеигры «Что? Где? Когда?», но и Теодоре-Фердинанде Калепе. Он начинал с чистки конюшен на почтовой станции в Эстонии, успешно окончил реальное училище и Рижский политехникум, преподавал в РПИ. Талантливого инженера пригласили работать на завод «Мотор» в Засулауксе. Вскоре он стал и совладельцем завода - коммерсанты бесплатно (!) поделились акциями, сочтя, что Калеп вносит свою долю капитала интеллектом.

Да, Федор Георгиевич (так Теодор-Фердинанд в Риге стал писать свое имя в документах) умел зарабатывать собственным умом. Однажды владелец цементного завода решил не только расплатиться с «Мотором» за хорошую работу согласно контракту, но и выдать премии: рабочим - деньгами, а инженеру Калепу - автомобилем с безнадежно испорченным мотором. Легковушку не мог починить никто, и собственник, видимо, решил: пусть берет то, что стоило дорого, но теперь никому не нужно. Калеп засучил рукава, сделал то, что не мог больше никто в Риге, и летом стал ездить на машине из города на Рижское взморье.

В 1909 году в мире начался бум авиации.

В Российской империи рижане, петербуржцы, киевляне соревновались друг с другом: кто создаст первый в стране аэроплан с двигателем внутреннего сгорания. Директор завода «Мотор» Калеп не жалел денег, истратил все сбережения, продал драгоценности жены - и все же опоздал: первый в Российской империи самолет был создан в Киеве. Оставалась надежда на то, что первый показательный полет в Риге на ипподроме в Золитуде пройдет на его самолете. Увы...

Вечером 6 июля 1910 года на ипподроме в Золитуде инженер Теодор Калеп наблюдал, как авиатор Мейбаум готовится к полету на купленном за границей директором завода «Руссия» Александром Лейтнером аэроплане. Готовился Мейбаум весьма своеобразно: пока механик проверял готовность техники к полету, пилот в баре пил коньяк маленькими рюмками. Узнав, что аэроплан годен к полету, флегматичной походкой подошел к нему, забрался внутрь, и самолет плавно и красиво поднялся в воздух. Зазвучали аплодисменты. Мейбаум и Лейтнер купались в овациях, а буквально через несколько дней на аэродроме завода «Мотор» в Засулауксе без зрителей успешно поднялся в воздух аэроплан, не купленный за границей, а сконструированный Теодором Калепом.

Если 1910 год не принес Калепу славы и признания, то 1911-й оказался совсем иным.

Сто лет назад - 11 января - пилот Макс Траутман на сконструированном Калепом самолете успешно взлетел с заводского аэродрома в Засулауксе. То был первый в Российской империи зимний полет. И мало того. Траутман летел на аэроплане с мотором «Калеп» - первым отечественным авиационным мотором в Российской империи. Журнал «Вестник воздухоплавания» так описывал этот мотор: «Он без труда пускается в ход, достаточно одного или пол-оборота винта, чтобы машина заработала без перебоев». Без особых эмоций журналист рассказал еще об одной новинке: «Следует остановиться на особого рода ангаре, выстроенном тем же заводом. Он весьма оригинален и представляет круглое здание с куполообразной крышей». То был первый в Российской империи авиационный ангар.

Первым в Европе «Мотор» стал производить одновременно и аэропланы, и авиационные моторы. Завод имел даже собственную летную школу. Пилотом-инструктором в ней была Лидия Зверева - первая в Российской империи женщина-летчица.

Увы, слава досталась Калепу, а моторы для российской армии делались во Франции: нелегко было небольшому заводу соревноваться в рекламе с солидной инофирмой. Но Калеп не сдавался. В 1913 году, будучи больным, поехал на испытания своего мотора, проводимые в Риге военным ведомством. Мотор сочли хорошим, а 47-летний Калеп через несколько дней умер. Можно сказать, сгорел на работе...

Александр Гурин, Газета Час

Pribalt.info 2005-2018